Логин:
Пароль:
  РЕГИСТРАЦИЯ НА САЙТЕ
  ВОССТАНОВИТЬ ПАРОЛЬ

ВРЕМЯ НА САЙТЕ:
20.10.2017 -



МОНЕТЫ РОССИИ И МИРА ОНЛАЙН-АУКЦИОН ИНТЕРНЕТ-МАГАЗИН ИНФОРМАЦИЯ


ЗОЛОТАЯ ЧЕКАНКА 1923-26 ГОДОВ НА ЛЕНИНГРАДСКОМ МОНЕТНОМ ДВОРЕ

Относительно чеканки монет из золота в Советской России в 1920-х годах существует немало нерешённых и спорных вопросов. Почему червонцы (сеятели) 1923 года достаточно редки при весьма немалом тираже их выпуска, а червонцы 1925 года и вовсе исключительно редки, хотя вроде бы тоже были задуманы как тиражная монета массового выпуска? Производилась ли в советское время массовая дочеканка золотых монет царской России? И если да, то каких именно? Вот лишь некоторые из этих вопросов. В настоящей статье делается попытка найти ответы на некоторые из них на основе изучения архивных материалов Монетного двора, а также исследования сохранившихся там инструментов для чеканки монет.

1 октября 1925 г. на Монетном дворе Ленинграда начался новый операционный год. В это время полным ходом шла чеканка серебряных и медных монет с союзным гербом. Вместе с тем, еще в феврале 25-го года были изготовлены формы и маточники для нового золотого червонца с буквами «СССР», а также гуртильный инструмент с метрическим обозначением чистой массы драгоценного металла в нем1. Скорее всего, тогда же заготовили и рабочие штемпели. На хранящихся в Мюнцкабинете Монетного двора штемпелях проставлены порядковые номера: для лицевой стороны №51, для оборотной №58. По имевшей в то время место производственной практике дату изготовления ставили только на первичный инструмент, а рабочий инструмент (штемпеля) помечали порядковыми номерами. Таким способом определяли расход инструмента и стойкость штемпелей, то есть количество ударов, которое они выдерживали при чеканке. Поэтому показателю можно было заранее рассчитать, сколько пар штемпелей понадобится для выполнения того или иного заказа.


Тыльная сторона штемпелей аверса и реверса червонца 1925

По имеющимся архивным данным среднее число ударов на одну пару штемпелей при чеканке золотых монет составляло в этот период более 11 тысяч2. Таким образом, если предположить, что сохранившиеся штемпели последние из числа заготовленных для выполнения этого заказа, то цифра, указанная в финансовом отчете Ленинградского Монетного двора за 1925/26 операционный год, а также опубликованная в 56-ом ежегодном отчете Монетного двора Лондона не должна вызывать сомнений в достоверности3.

Все, казалось бы, свидетельствует о том, что чекан золотого червонца 1925 года «союзного» образца производился массовым тиражом, хотя и меньшим, чем планировалось ранее. Так, по документам архива, для этого заказа за границей было закуплено аффинированного золота из расчета на 1 млн. кружков4. Имеются и другие архивные данные в пользу этого предположения. В частности, по указанию Валютного управления Наркомфина, датированному 19 февраля 1926 г., Монетный двор должен был направлять копии донесений о передаче изготовленных золотых монет Северо-Западной областной конторе, помимо наркомата, также и в Валютно-финансовый отдел Госбанка5.

В связи с этим, обратившись за справкой в Департамент эмиссионно-кассовых операций Центрального банка России можно получить ответ, что Центробанк не располагает какими-либо сведениями о чеканке червонца 1925-го года и «о хранении указанной монеты когда-либо» в своих фондах. В музейных собраниях России в настоящее время известно всего семь экземпляров этой монеты6.

По имеющимся подсчетам (данные архива ЛМД) за период с июня 1923 по март 1926 г.г. всего было отчеканено золотой монеты на сумму более 52.5 млн. руб. Из них, по Лондонским отчетам, червонцев с сеятелем образца 1923-го года изготовлено примерно на 27.5 млн. руб; червонцев образца 1925-го года - на 6 млн. руб. Данные о чеканке золотых монет царского образца за 1926 год в зарубежные отчеты, по понятным причинам, не попали, но они указаны в производственных отчётах Монетного двора, направлявшихся в Наркомат финансов7.

Здесь необходимо пояснить, что на Лондонском Монетном дворе операционный (или производственный) год совпадал с календарным, тогда как на Ленинградском исчислялся с 1 октября текущего года по 30 сентября следующего. Поэтому, когда было принято решение чеканить 10-ти и 5-рублевые монеты дореволюционного образца - в связи с так называемой «золотой блокадой» - сведения об этом «специальном заказе» засекретили. В документах архива двора эти монеты называли «крупными» и «мелкими», не раскрывая истинного значения реально стоящих за этими «псевдонимами» изделий.

Изучая штемпельный инструмент монетного двора периода царствования Николая II, можно установить, что «мелкие» золотые чеканили штемпелями пятёрок 1898 г., а «крупные» - штемпелями десяток 1911 года. Но примечательно другое - даты изготовления первичного инструмента. Так, маточник пятирублевика датирован августом 24-го, а маточник десятирублевика – 9 и 10 августа 1923 года! На основании этого можно полагать, что изготовление царских золотых монет, как запасной вариант, предусматривалось уже летом 1923 года, когда уже чеканились червонцы с сеятелем (см. таблицу ниже). 

Отчёт о деятельности Петроградского монетного двора за время с 1-го января по 1-е октября 1923, стр. 20

Попытаемся теперь ответить на вопрос, какими штемпелями и в каком количестве тиражировались золотые монеты в 1923-1926 годах.

Относительно «мелких» монет имеется полная ясность: это царские пятирублевики 1898 года, чеканенные с января по март 1926 года на сумму 5 млн. рублей.

Что же касается «крупного» золота, достоинством 10 рублей или «один червонец», можно предположить следующее. В ходе проведения денежной реформы 1922-1924 гг. чеканка золотой монеты с новой, социалистической символикой носила отчасти декларативный характер, морально-политическое значение которого в успехе реформы, тем не менее, трудно переоценить. В то же время, уже в начальный период реформирования денежной системы золотые монеты старого (царского) образца рассматривались в качестве возможной «поддержки» бумажному червонцу8. Для подстраховки, в августе 1923 г. и был заготовлен штемпельный инструмент золотого десятирублевика и, не исключено, что часть тиража отчеканена штемпелями 1911 года. На этот вывод наводит тот факт, что в упоминавшихся зарубежных отчетах золото названо червонцем, а в отечественных - 10-рублевой монетой. К тому же нельзя забывать и о достаточно высокой редкости золотых «сеятелей».

С принятием Конституции СССР, а с ней новых геральдических символов государства, неизбежно встал вопрос об изменении лицевых сторон монеты. 31 декабря 1924 г. Валютное управление Наркомфина извещает руководство Монетного двора о необходимости «срочно изготовить матрицу червонца» с буквами СССР на аверсе, что и было выполнено в начале февраля 1925 года9. Однако из-за отсутствия свободного металла чеканка золотых «союзного» образца (с буквами «СССР» и новым гербом) откладывается, о чем Госбанк ставит в известность Наркомат финансов в июле 1925 года10. И только в декабре необходимое сырье находится.


Червонец 1925 ПЛ

К этому моменту Монетный двор располагал готовым инструментом для чеканки золотых монет трех видов (царских, «РСФСР» и «СССР»), в зависимости от того, как будет складываться внешнеэкономическая ситуация. Впоследствии, в пояснительной записке годового технического отчета об этой ситуации напишут: «... из заказов, не входивших в программу, следует отметить изготовление золотой монеты специального заказа, которое производилось с особой интенсивностью, ... со сверхурочными часами и работой в три смены»11.

По имеющимся архивным данным можно лишь предположить дальнейшую судьбу золотых монет, чеканенных в 1923-1926 гг. Скорее всего часть их (преимущественно царского образца) была использована во внешнеторговых операциях. Червонцы с сеятелем, как не нашедшие особого признания на внешнем рынке, переплавляли на Монетном дворе по мере надобности, а полученное золото использовали для изготовления слитков, зубоврачебных дисков и других изделий12.

Так в архиве СПМД хранится запрос - письмо работницы временного Краснокамского Монетного двора, по воспоминаниям которой в период эвакуации предприятия какие-то золотые монеты использовались (после сплавки) для изготовления накладки в виде серпа и молота на ордена Отечественной войны. Как известно золото, присутствует и во многих других наградах Советского Союза.

Видимо, приведенные выше свидетельства и документы дают основания полагать, что тиражирование советского червонца образца 1925 года все же состоялось, однако, в силу объективных обстоятельств, в денежное обращение он не поступал, а в дальнейшем его тираж был практически полностью переплавлен на различные производственные нужды Монетного двора также, как и немалая часть тиража «сеятеля» 1923 года с буквами «РСФСР» и старым гербом13.

________________________________

1 Центральный Государственный архив Санкт-Петербурга (далее ЦГА). Ф. 1516 (Ленинградский Монетный двор). Оп. 10 Д. 16. Л. 1. Чистоты золота в червонце – 7.74234 грамм.
2 Там же. Оп. 11. Д. 39. Л. 13.
3 Там же Д. 45. Л. 38.; 56 ежегодный отчет Королевского Монетного двора. (За 1925 год). Лондон. 1926.С. 168.
4 ЦГА. Ф. 1516. Оп. 10. Л. 1. На 10 млн. рублей.
5 Там же Д.23. Л. 10.
6 По последним сведениям червонцы 1925 года хранятся в Гознаке (3 экз.), Гохране (2 экз.) и ГМИИ им. А.С. Пушкина (2 экз.).
7 ЦГА. Ф. 1516. Оп. 11. Д. 45. Л. 38.
8 Денежная политика Советской власти. 1917-1927. М. 1928. Цит. По: Л.Н. Юровский. Червонец//Деньги и кредит, №7. 1990. С. 74.
9 ЦГА. Ф. 1516, Оп. 10. Д. 16. Л. 1.6. 02. - формы, 10.02 - маточники.
10 Там же. Л. 17.
11 Там же. Оп 11, Д. 26. Л. 10об., 31об. Спецзаказ - царское золото.
12 Там же. По данным архива только в 1925/26 операционном году на изготовление золотых слитков израсходовано более полутора тонн драгоценного металла.
13 Во время работы над статьей было проведено ознакомление с образцами изделий, хранящихся на Центральном складе готовой продукции СПМД, и выяснилось, что в процессе подготовки к возобновлению чеканки золотого «сеятеля» в 1974-1975 гг. было изготовлено какое-то количество новодельных монет 1923 и 1925 годов (на СПМД имеется по несколько экземпляров и того, и другого года).






  

Rambler's Top100