Логин:
Пароль:
  РЕГИСТРАЦИЯ НА САЙТЕ
  ВОССТАНОВИТЬ ПАРОЛЬ

ВРЕМЯ НА САЙТЕ:
26.06.2017 -



МОНЕТЫ РОССИИ И МИРА ОНЛАЙН-АУКЦИОН ИНТЕРНЕТ-МАГАЗИН ИНФОРМАЦИЯ


СЕРЕБРЯНЫЕ МОНЕТЫ ДЛЯ ВОСТОЧНОЙ ПРУССИИ 1759-1762

В настоящей статье делается попытка выделения из общей массы серебряных монет, чеканенных для обращения в Восточной Пруссии в период Семилетней войны, продукции Московского монетного двора, что позволит дать четкие критерии определения места чекана любой монеты данной серии. Это представляется возможным путем анализа документов, опубликованных в Корпусе русских монет вел. кн. Георгия Михайловича1, и сопоставления результатов с конкретным нумизматическим материалом. Автор не ставит своей целью ознакомление читателей со всем большим количеством разновидностей серебряных монет этой серии, но останавливается только на тех, казалось бы, мелких деталях, которые позволяют определить место чеканки монеты.

Участие России в Семилетней войне 1756-1763 гг. потребовало огромных материальных затрат. Военные действия велись на территории Пруссии, однако необходимо отметить, что снабжение русской армии провиантом и другими припасами осуществлялось в основном польскими купцами Данцига и Мариенбурга. Затраты на снабжение армии приводили к значительному оттоку из России полноценной серебряной монеты. 10 января 1759 г. русская армия вступила в главный город Восточной Пруссии Кенигсберг. Этот город имел монетный двор, на котором в короткий срок можно было наладить чеканку монет. 29 января 1759 г. русский губернатор Восточной Пруссии Н.А. Корф обратился к императрице с предложением о чеканке особых серебряных монет для обращения в Пруссии.

К началу войны на территории Пруссии в основном обращалось около 200 типов низкопробной серебряной монеты различных немецких государств, входивших в Священную Римскую империю. В этих условиях высококачественные русские серебряные монеты моментально уходили из обращения и перечеканивалась в низкопробные. Проект Корфа предусматривал выпуск монет из серебра аналогичной пробы, что сулило российской казне существенную экономию. Необходимо отметить, что проект имел прецедент в прошлом. Достаточно вспомнить чеканку серебряных тинфов и шестаков в 1707-1709 гг. для платежей в Польше во время Северной войны.

Проект был передан на рассмотрение президента Берг-коллегии И.А. Шлаттера. Шлаттер проект одобрил, и в апреле 1759 г. началась чеканка серебряных монет следующих номиналов: солид (шиллинг), 1, 2, 3, 6 и 18 грошей. Здесь необходимо отметить, что образцы изготовленных монет были отправлены в Конференцию. Однако вскоре после отправки образцов в Кенигсберге обратили внимание на то, что на монетах номиналом в 2, 6 и 18 грошей в титуле императрицы пропущены буквы D.G. (Б.М.), т.е. «божьей милостью». Ошибку исправили, но не уведомили об этом Конференцию, что привело впоследствии к крупному скандалу.

Между тем в Кенигсберге стал ощущаться недостаток серебра и меди, шедшей в лигатуру. Кроме того, в 1760 г. на монетном дворе случился пожар, серьезно повлиявший на его производительность. Тем не менее, в 1760 г. были отчеканены те же номиналы серебряных монет, что и в 1759 г. Таким образом, все монеты, датированные 1759 и 1760 гг., относятся к продукции Кенигсбергского монетного двора.

Так как количество новой серебряной монеты совершенно не удовлетворяло потребности армии, Елизавета приказала выделить из средств Кабинета 1000 пудов серебра для передела в монету и организовать параллельную чеканку в Москве. Из 1000 пудов серебра предполагалось 400 отправить в Кенигсберг, а 600 пудов перечеканить в Москве. В Москве предполагалось чеканить монеты достоинством 2, 3 и 6 грошей, однако от чеканки двухгрошевика в дальнейшем отказались.

Образцы монет для чеканки в Москве были присланы из Кенигсберга, т.е. без букв D.G. Чеканка монет для Пруссии на Московском монетном дворе началась 23 января 1761 г. Были изготовлены штемпеля и отчеканено 500 шестигрошевиков, в точности соответствующих образцу. Однако из 500 отчеканенных монет более 300 оказались непригодными для обращения из-за нечеткого изображения. Московские мастера, не имевшие навыков в выпуске низкопробных серебряных монет, при их чеканке испортили 6 пар штемпелей. Тогда для получения качественного изображения они немного уменьшили диаметр монет без изменения веса. На более толстых кружках изображение получалось достаточно четким.

Рис. 1

Рис. 2

Рис. 3

Рис. 4

Рис. 5

Рис. 6

Рис. 7

Рис. 8

Рис. 1 и 4 - 3 и 6 грошей 1759 г. кенигсбергской чеканки, присланные из Конференции в качестве образцов.

Рис. 2, 3, 5, 6, 8 - 3, 6 грошей, гульден, чеканенные в Москве.

Рис. 7 - гульден кенигсбергской чеканки.

Вероятно, в начале февраля первая партия серебряных монет меньшего диаметра поступила с монетного двора в Московскую монетную контору, которая передала их в свою очередь в Московскую канцелярию. Как видно из документов, из 146 монет 12 штук было передано в Сенат для «усмотрения», а остальные возвращены в Московскую монетную контору для отправки в Пруссию. Очевидно, Сенат одобрил присланные образцы, т.к. чеканка монет продолжалась форсированными темпами. Как только первая партия московских монет была получена в армии, из Пруссии поступил тревожный сигнал. Командующий русской армией А.Б. Бутурлин 2 мая 1761 г. пишет Елизавете, что в Данциге и Мариенбурге отказываются принимать эти серебряные монеты из-за меньшего размера и неправильной надписи: ЕLISABETA I (без D.G.). Вспомним образцы, посланные из Кенигсберга в Конференцию! Бутурлин одновременно поставил об этом в известность губернатора Восточной Пруссии В. И. Суворова, который немедленно дал секретное задание кенигсбергскому минцмейстеру Цитеману проверить пробу и вес присланных монет. Цитеман удостоверил качество монет, чеканенных в Москве, отметив, что они отличаются от кенигсбергских меньшим диаметром и цветом якобы из-за недостаточной сушки и чистки кружков перед чеканкой. Расследованием инцидента занялся Сенат. При сличении серебряных монет, отчеканенных в Москве, с образцами, присланными из Конференции, естественно, оказалось, что надписи на них идентичны и отличаются только диаметром. Тогда Сенат стал искать виновников в Кенигсберге и потребовал от В. И. Суворова объяснения причин перемены надписей на кенигсбергских монетах, но ответить на этот вопрос Суворов не мог и в своем рапорте в Сенат сообщил, что в делах, относящихся к чеканке серебряных монет для Пруссии, никаких данных, разъясняющих этот вопрос, нет. Таким образом, монеты достоинством 3 и 6 грошей без букв D.G. в титуле, датированные 1761 г., чеканены в Москве.

Получив новые образцы из Кенигсберга, Московская монетная контора поручила изготовление новых штемпелей медальерному мастеру Климову и подмастерьям Михаилу Никитину и Андрею Голикову. Лучшим был признан штемпель работы Никитина. Однако диаметр кружков московских монет остался прежним, т.е. меньше кенигсбергских. Шестигрошевики кенигсбергской чеканки имеют диаметр 23-23.5 мм, а московской 22-22.5 мм. Трехгрошевики кенигсбергской чеканки имеют диаметр 21-21.5 мм, а московской 20-20.5 мм. Потребность в серебряных деньгах на военные расходы обусловила появление в 1761 г. новых, более крупных номиналов: гульдена (1/3 талера) и полугульдена (1/6 талера). В Москве чеканились только гульдены, в то время как в Кенигсберге гульдены и полугульдены. Серебряные монеты номиналом в 1/3 талера (гульдены), чеканенные в Москве, отличаются большей округлостью головы императрицы, крылья орла менее приподняты. Диаметр московских гульденов несколько меньше, но незначительно. Поэтому для определения места чеканки гульденов лучше ориентироваться на детали рисунка, указанные выше.

Известны весьма редкие шестигрошевики с датой 1762 г. Характерное изображение цифры 6 в дате не оставляет сомнений в их кенигсбергском происхождении. Вероятно, эти монеты были отчеканены в период с мая по июль 1762 г., когда управление Восточной Пруссией было передано администрации Фридриха II.

Необходимо сказать несколько слов относительно одной серебряной монеты, которая никогда не упоминалась в русских работах по нумизматике. Речь идет о монете в 3 гроша с датой 1762 г. Впервые об этой монете упоминает немецкий нумизмат Э. Бартфельдт2.

Современные немецкие каталоги также описывают ее3.

Видел ли ее Бартфельдт, известна ли она по документам, пока сказать трудно. Если эта монета существовала, а может быть и существует, то она могла быть отчеканена только в Кенигсберге.

Суммируя сказанное о чекане в Москве серебряных монет для Пруссии, можно сделать вывод о том, что в Москве чеканились следующие монеты:

1. 3 и 6 грошей 1761 г. без букв D.G. в титуле императрицы (рис. 2, 5).
2. 3 гроша 1761 г. с буквами D.G. в титуле с диаметром кружка 20 – 20.5 мм4 (рис. 3).
3. 6 грошей 1761 г. с буквами D.G. в титуле с диаметром кружка 22-22.5 мм (рис.6).
4. 1/3 талера 1761 г. с отличиями в штемпеле, указанными выше (рис. 8).

Возможно и обнаружение серебряных монет, которые с полным основанием можно считать пробными:

• Шестигрошевики работы Климова и Голикова, которые могли сохраниться в качестве пробных оттисков.
• Шестигрошевик из пробной партии в 146 монет, 12 из которых были отправлены в Сенат, а остальные попали в обращение.

Все остальные серебряные монеты для Пруссии этого периода чеканились в Кенигсберге.
__________________________________

1 Вел. кн. Георгий Михайлович. Русские монеты, чеканенные для Пруссии 1759-1761, Грузии 1804-1833, Польши 1815-1841, Финляндии 1864-1890. СПБ, 1893.
2 См. Berliner Munzblatter. Berlin, 1901
3 См. Martin Klaus. Die preussischen Munzpragungen von 1701 – 1786// Proh. Berlin, 1976; Olding M. Die Munzen Friedrichs des Grossen. Osnabruck, 1987.
4 По описаниям известна монета с аналогичным аверсом и измененной легендой на реверсе «Moneta: regni: pruss». К сожалению, автор не располагает фотографией этой монеты.






  

Rambler's Top100